Fotoblo

3 подписчика

Свежие комментарии

  • Прошу принять приглашение Орлов Александр
    даже и не знаю что написать. Но могу отметить, что нос могла бы и исправить, а так образ очень симпатичный !Редкие фото принц...

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка Крякутного

Александр Сулакадзев (1777-1829) вошел в историю совершенно особенным образом: он ее - историю - фальсифицировал, а точнее, подделывал исторические документы, да так успешно, что многие ему верили. Успех подделок был обусловлен тем обстоятельством, что историческая наука тогда была развита слабо, а современных методов анализа документов не существовало. Так Сулакадзев стал "отцом" легендарного дьяка Крякутного, совершившего первый воздухоплавательный полет.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

Сулакадзев был внуком грузинского дворянина, переехавшего в 1724 г. Россию. В молодости он служил в лейб-гвардии Преображенском полку, вышел в отставку в чине армейского прапорщика и вплоть до смерти работал мелким клерком в разных учреждениях. Не служба занимала все помыслы Сулакадзева: он нашел себе иное, более увлекательное занятие.

Подделками Сулакадзев занялся с легкой руки дипломата П.П.Дубровского. Когда тот в 1800 году привёз собранную им во Франции коллекцию ценных рукописей в Петербург, то ни императорскую семью, ни двор она поначалу не заинтересовала. В связи с этим Дубровский решил пойти на фальсификацию и заявил, что часть древнерусских рукописей из коллекции — это остатки библиотеки дочери Ярослава Мудрого Анны Ярославны, которая впоследствии стала женой французского короля Генриха I, и таким образом якобы эти рукописи попали во Францию.
Для доказательства этого утверждения Сулкадзев по просьбе Дубровского сделал на одной из рукописей на кириллице надпись от имени Анны Ярославны.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

Подделку не распознали и в 1805 г. коллекцию приняли в дар в Императорскую публичную библиотеку и Эрмитаж. Только впоследствии удалось доказать, что запись от имени Анны Ярославны была сделана на сербской рукописи XIV века, тогда как Анна Ярославна жила в XI веке

Вскоре Сулакадзев вошел во вкус и начал заниматься фальсификациями самостоятельно. Ему принадлежат многочисленные подложные приписки к подлинным рукописям, удревняющие их (самая известная — «молитвенник князя Владимира», в действительности новгородская рукопись XIV в.). Ряд этих фальсификаций Сулакадзева выдержан на достаточно высоком уровне и долго вводил в заблуждение ученых.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

Менее удачную судьбу имели созданные Сулакадзевым стилизованные псевдоязыческие тексты: «Гимн Бояна», «Вещания славянских жрецов», «Лоб Адамль», «Удотрепетник», «Оповедь». В этих текстах Сулакадзев применяет язык с псевдославянскими формами, и они были разоблачены вскоре после появления славянского сравнительно-исторического языкознания в середине XIX века.

Самая удачная из выдумок Сулакадзева дожила до 21 века. Рукопись Сулакадзева «О воздушном летании», где содержится упоминание о вымышленном полёте подьячего Крякутного на воздушном шаре, породила миф, которому судилась долгая жизнь. Согласно данной версии, Крякутной в 1731 году совершил первый в мировой истории полёт на воздушном шаре (аэростате).

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

"1731 год. В Рязани при воеводе подьячий нерехтец Крякутной фурвин сделал, как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в неё, и нечистая сила подняла его выше березы, а после ударила о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался тако жив. Его выгнали из города, и он ушёл в Москву, и хотели закопать живого в землю или сжечь. Из записок Боголепова".

В 1940 году был издан роман известного детского писателя А. М. Волкова «Чудесный шар» об изобретении воздухоплавания в России XVIII века, эпиграфом к которому была цитата о Крякутном, однако в самом романе большинства подробностей автор не сохранил, изменил и имя героя. Роман Волкова способствовал оживлению интереса к истории Крякутного, и в конце 1940 — начале 1950-х годов, в период идеологически мотивированного утверждения реальных или мнимых русских приоритетов в различных областях науки и техники, сведения из рукописи Сулакадзева вновь стали пропагандироваться. В частности, они стали сюжетом для советской почтовой марки, выпущенной в 1956 году; статья о Крякутном была внесена во 2-е издание Большой советской энциклопедии (т. 23, с. 567); о полёте было написано в школьных учебниках.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

Сюжет с Крякутным отразился в фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублёв» (1966), в романе Валентина Пикуля «Слово и дело» (1961—1971, опубл. 1974—1975). В 1981 и 1984 годах в журнале «Вопросы литературы» были опубликованы статьи Л. Резникова и А. Изюмского, которые выступили против всё ещё продолжающейся мистификации, связанной с легендой о Крякутном. В 2007 году губернатор Рязанской области Георгий Шпак назвал рязанцев «мировыми первопроходцами в воздухоплавании». В музеях Рязанского Кремля несколько десятилетий существовала экспозиция, посвящённая полёту Крякутного на воздушном шаре. С небольшой диорамы, посвящённой объёмной «реконструкции» полёта Крякутного, и в наше время начинается экспозиция московского Центрального дома авиации и космонавтики.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

В мае 2018 г. В Рязани установили памятник в честь полета подьячего Крякутного на воздушном шаре. Арт-объект появился в Верхнем городском саду. Памятник представляет собой модель воздушного шара, с надписью на постаменте, повествующей о произошедшем событии. Новую городскую достопримечательность создатели оснастили фонарем, помещенным под купол.

Фальсификатор Сулакадзев и полет дьяка  Крякутного

Прикол был в том, что изначально в рукописи Сулакадзева полетел не Крякутный, а некий немец Фурцель. Фамилия немца, который «надул дымом поганым и вонючим» сделанный им шар, образована от немецкого грубого furzen — "испускать газы, пердеть". Впоследствии другой рукой (вероятно, первым публикатором А. А. Родных на рубеже XIX и XX веков) в рукопись были внесены исправления, и немец превратился в "нерехтец Крякутной фурвин" (последнее слово — якобы название воздушного шара). Сам рассказ о рязанце-воздухоплавателе, «крещёном (то есть перешедшем в православие) немце Фурцеле», не имеет никаких подтверждений, поскольку «записки Боголепова», на которые ссылался Сулакадзев, неизвестны и скорее всего им выдуманы, а число исходящих от него подделок и подложных приписок к текстам очень велико. Таким образом, история Фурцеля-Крякутного — результат двойной фальсификации.

Сулакадзевым же, вероятно, был сочинен Хронограф о браках царя Ивана Грозного, откуда пошли гулять сомнительные истории о Василисе Мелентьевой и Марии Долгорукой.

Сулакадзев оказал большое влияние на поэта Г. Р. Державина, приводившего примеры из «новгородских жрецов» в «Рассуждении о лирической поэзии». В XX веке лингвистические и археографические изыскания Сулакадзева становились предметом исследования литературоведов. Л. П. Жуковская, Б. А. Рыбаков и некоторые другие связывали с Сулакадзевым историю знаменитой «Велесовой книги», псевдославянский язык которой достаточно напоминает «языческие» подделки Сулакадзева; кроме того, в «Книгореке» Сулакадзева фигурируют сочинения жреца на буковых досках IX века (что близко к описанию публикаторов Велесовой книги).

Женат А. И. Сулакадзев был на прусской подданной Софии Вильгельмовне Шрёдер (свидетелем при переходе жены Сулакадзева в православие был Г. Р. Державин), которая после его смерти вступила во второй непродолжительный брак с Альбертом фон Гочем. В конце 1840-х вдова Сулакадзева распродала его библиотеку и коллекцию «диковин», значительная часть которой была вскоре после этого утрачена. А жаль. Возможно, мы узнали бы еще много интересного о малоизвестных страницах истории .


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх