На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Fotoblo

7 подписчиков

Свежие комментарии

  • Степан Капуста
    И кому интересно это читать? А главное - зачем?Роковая женщина в...
  • Виктор Луговой
    11. Именно чайковые являются главной угрозой аэропортам мира на предмет столкновения с взлетающими и садящимися самол...10 интересных фа...

Из-за застенчивости китаец получил олимпийскую медаль с опозданием на 30 лет

В церемонии закрытия Олимпийских игр есть волнующий момент - парад атлетов. Впервые его провели во время летней Олимпиады 1956 г. в Мельбурне, но тогда имя автора идеи было никому не известно. Признание пришло к Джону Иэну Вингу лишь через 30 лет.



Всего за несколько дней до церемонии закрытия летних Олимпийских игр 1956 г. в Мельбурне Международный Олимпийский комитет получил анонимное письмо, автор которого предлагал организаторам объединить спортсменов разных стран в парадном шествии как символ глобального единства. Предложение было принято, и с тех пор парад атлетов стал олимпийской традицией. Некоторое время журналисты пытались угадать, кто написал письмо, но потом интерес к нему угас, и о анонимном инициаторе парада все забыли.

Если бы это был фильм, то в этом месте в нем появились бы титры "Прошло 30 лет" . В 1986 г. Олимпийский комитет внезапно обнародовал имя человека, подавшего идею парада. Им оказался китаец Джон Иэн Винг. Его пригласили его на очередные Олимпийские игры, где наградили медалью за исторический вклад в развитие состязаний. Впоследствии в честь Винга назвали улицу в Олимпийской деревне на Летних Олимпийских играх 2000 года в Сиднее.

Полагаю, что у читателя возникло два вопроса: зачем Винг не указал свое имя в письме и что случилось через 30 лет?

Ответить на первый вопрос несложно, если учесть особенности биографии и специфику происхождения Винга.

Джон Янг Уинг, этнический китаец, родился в Мельбурне в 1939 г. Его родители были бедными эмигрантами. Поскольку мать мальчика скончалась, когда ему было всего несколько дней, отец отправил его в детский дом Мельбурна. Кстати, второе имя - Иэн - ему дали сотрудники детского дома, чтобы отличить от множества других мальчиков по имени Джон. Лишь через несколько лет, когда его отец женился вторично и сумел открыть кафе, мальчика забрали обратно из интерната.

Семья жила прямо над кафе, и в детстве Джон помогал отцу, а после окончания школы пошел в ученики к плотнику. О том, как относились в ту пору в Австралии к китайцам, сохранились многочисленные свидетельства: их считали людьми второго сорта, и неудивительно, что многие из них страдали заниженной самооценкой. К последним принадлежал и Джон. Не будем забывать и о том, что согласно конфуцианской традиции выделять себя, громко заявлять своё мнение со стороны молодых людей считается неприемлемым. Говорить должны взрослые, а юношам подобает молчать.

Мы не знаем, как относилась семья Джона к Олимпийским играм, но сам он следил за ними с замиранием сердца. Из-за конфликтов во всем мире ряд стран бойкотировали Игры, и во время состязаний некоторые правительства приказали своим делегациям не общаться с другими спортсменами в Олимпийской деревне. По мнению Джона, это противоречило самому принципу Олимпийского движения. Дошло до того, что во время матча по водному поло между СССР и Венгрией между игроками завязалась драка, и игру пришлось остановить, потому что в воде было очень много крови. Огорченный Джон пришел к выводу, что было бы очень хорошо, если бы все спортсмены собрались вместе и свободно пообщались независимо от их национальности, цвета кожи или религии.

А что, если в финале Игр спортсмены разных стран просто пройдут рядом друг с другом - не церемониальным маршем, а как друзья? Это идея настолько захватила застенчивого китайского подростка, что Джон не выдержал и написал письмо в Олимпийский комитет. Но подписаться под ним у него просто не хватило духу. Он назвал только свой возраст, начав письмо так: "Дорогой друг ... Я китайский мальчик, и мне только что исполнилось 17 лет ... Я думаю, что во время церемонии закрытия стоит устроить шествие".

Впоследствии Винг объяснял свое поведение тем, что, во-первых, он не хотел, чтобы его семья узнала о его инициативе: как уже говорилось, с точки зрения китайских традиций демонстративное выделение себя из толпы, пусть даже представляя свои идеи важным людям, считается дерзким и грубым. Во-вторых, он опасался, что чиновники сочтут его предложение «глупой идеей». Возможно, в глубине души Джон и сам не верил в успех.

Но всё случилось так, как он и мечтать не мог. Можно только догадываться, какие противоречивые чувства терзали китайца, когда он видел придуманное им шествие во время Олимпиады. В интервью, данном в 2008 г., Винг рассказал: "Когда вышли газеты, заголовки гласили: «Идею века предложил мальчик». Я не написал свое имя в письме, и поэтому никто не знал, кто я такой. Из-за внимания средств массовой информации я решился написать второе письмо Уилфриду Кенту Хьюзу в Олимпийский комитет, указав свое имя и адрес и объяснив, почему я написал первое письмо. Я попросил его никому не раскрывать мое имя, так как я хотел остаться анонимным. Причина, по которой я сделал это, заключалась в том, что я, китаец, боялся, что у меня могут возникнуть проблемы с родителями из-за того, что я написал такое письмо очень важным людям".

Никто ничего и не знал до того момента, пока в 1986 г. молодой студент по имени Шейн Кэхилл не начал работу над дипломом об Олимпийских играх и не наткнулся на второе письмо, в котором было указано имя. Кэхилл решил найти Винга и передал письмо авторитетному австралийскому спортивному журналисту Гарри Гордону, который затем написал в журнале Time статью под заголовком «Где ты, Джон Иэн Винг?». К тому времени Винг перебрался в Лондон, и был сильно удивлен, когда однажды утром ему позвонил ведущий радиопрограммы и сказал, что все его ищут.

Рассказывает Винг: "К тому времени я почти забыл о письме, и для меня этот звонок стал большим сюрпризом. Еще большим сюрпризом стало желание организаторов Олимпийского комитета увидеть меня на открытии Олимпйских игр. Я был немного ошеломлен всем этим, но я всегда чувствую себя неловко, когда отказываю людям, и потому согласился присутствовать на открытии, мало понимая, к чему это приведет".

Вот так в первый раз застенчивость на 30 лет отодвинула признание заслуг Винга, а второй раз та же застенчивость помогла ему прославиться . Хорошо, что китайцы живут долго, и Джон не только успел получить заслуженные награды, но но вот уже 30 с лишним лет продолжает наслаждаться славой. Как говорится: всё хорошо, что хорошо кончается.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх