На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Fotoblo

7 подписчиков

Свежие комментарии

  • Степан Капуста
    И кому интересно это читать? А главное - зачем?Роковая женщина в...
  • Виктор Луговой
    11. Именно чайковые являются главной угрозой аэропортам мира на предмет столкновения с взлетающими и садящимися самол...10 интересных фа...

"Они. Воспоминания о родителях" Франсин дю Плесси Грей

Есть теория, что у каждого мужчины имеется его типаж женщин, и именно в представительниц этого типажа он влюбляется на протяжении жизни. Я относилась скептически к этой теории, но после знакомства с книгой Франсин дю Плесси Грей пришла к выводу, что доля истины в ней есть, во всяком случае, применительно к Владимиру Маяковскому она оказалась верна. Две самые большие любви поэта оказались примерно одного типажа. А причем здесь Франсин дю Плесси Грей и ее книга, спросите вы? При том, что мать Франсин звали Татьяна Яковлева .



Имя Татьяны Яковлевой знакомо всем, кто хоть немного знает биографию Маяковского. В эту двадцатидвухлетнюю девушку он влюбился во время визита в Париж в 1928 году, на ней он был готов жениться, ей он посвятил едва ли не самые знаменитые свои лирические строки:
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все разно
тебя
когда-нибудь возьму -
одну
или вдвоем с Парижем.

В биографической литературе о Маяковском образ Яковлевой обычно расплывчат, но в целом она считается антиподом Лили Брик - сильной, властной, жесткой, думающей прежде всего о себе. Дескать, поэт влюбился в Татьяну чуть ли не по принципу контраста.



Так вот, прочитав книгу Франсин, я могу с уверенностью сказать: все было ровно наоборот! Маяковский потому и запал на Татьяну, что она принадлежала к тому же типажу, что и Лиля, но была много моложе, красивее и порядочнее, этакий премиум-вариант .

Сознавая достоинства Татьяны, ее дочь тем не менее пишет: " Она была бесцеремонной, нетерпимой, откровенно высокомерной, порывистой, по-королевски щедрой и категоричной, как советский комиссар. <...> Диктаторская натура матери проявлялась еще и в том, что она стремилась вовлечь (или насильно втянуть) в свои интересы всех вокруг. Ее стремление управлять жизнью окружающих доходило до мелочей". Как видим, ничего общего с нежной скромной фиалкой: Татьяна с юных лет знала себе цену и умела манипулировать окружающими, особенно мужчинами. Яковлева была не менее сильной личностью, чем "Лиличка", и женись Маяковский на ней, он точно так же попал бы под каблучок.



По мнению Франсин, именно Маяковский был первой и единственной любовью Татьяны. К первому мужу, хоть он был виконт и аристократ, она была равнодушна, в чем откровенно признавалась подруге: " Нет, я его не любила. В каком-то смысле это было бегство от Маяковского. Ясно, что граница для него была закрыта, а я хотела строить нормальную жизнь, хотела иметь детей, понимаешь? . Стоит ли удивляться, что через три года они разошлись? От второго мужа, посвятившего ей всю жизнь, она и детей не хотела . А о своем романе с Маяковским Яковлева не любила распространяться, и все подробности Франсин узнала только после ее смерти из ее писем.



Маяковский в этих письмах и в редких воспоминаниях предстает в самом неожиданном обличье: Татьяна описывала его как “невероятно обаятельного и сексапильного мужчину с редким чувством юмора”, который к тому же “берег ее девственность”. Его “превосходные манеры”, его “нежное участие”, его превосходный вкус в одежде (“Он походил больше на английского аристократа, чем на большевистского поэта”)".
Допустим некоторое преувеличение, свойственное влюбленной девушке, но все же весьма необычный портрет пролетарского поэта, не так ли? Хотя... по-моему, сегодня всем очевидно, что Маяковский - такой же "пролетарий", как Есенин "крестьянин", а Максим Горький - "босяк" .



Был ли Маяковский в интимной жизни аристократом или нет, сейчас уже никто не скажет,но Брик ревновала Татьяну и к мертвому поэту. "Вместе с сестрой, Эльзой Триоле, они опустились даже до того, что распространяли злобные слухи о Татьяне – включая невероятную легенду, гласившую, что она была куртизанкой и принимала клиентов в подсобке бабушкиного магазина в Париже". Яковлева предпочитала сохранять олимпийское спокойствие - по словам дочери. Франсин описывает интересный эпизод: "Как-то вечером в Париже мать ужинала у себя в гостинице в компании общего с Бриками знакомого – Пьера Берже. Он собирался в Москву и спросил, не передать ли что-нибудь Лиле. Мама отдала ему аккуратно сложенный белоснежный платочек.
– Отдай Лиле, она поймет"
(белый платок = белый флаг, сигнал к миру).



Однако было бы несправедливым сводить всю биографию Татьяны Яковлевой и всю книгу ее дочери к роману с Маяковским. Франсин рассказывает о ее жизни с рождения и до кончины - жизни яркой, полной впечатлений и труда - ибо на протяжении двадцати трех лет у нее был свой отдел в известнейшем магазине Saks Fifth Avenue в Нью-Йорке. Много внимания в книге уделено и мужчинам Татьяны: ее дядя, талантливому художнику Александру Яковлеву (ниже на фото его работы), первому мужу - Бертрану дю Плесси, и второму - Александру Либерману.




Читая посвященные им строки, я невольно вспоминала фразу Достоевского про широту русской души: какой был огромный диапазон у Татьяны! Как разительно не схожи между собой те, кто ее любил: неистовый авангардист Маяковский, потомок старинной французской семьи дю Плесси (его кузены носили траур по Людовику XVI, и в годовщину его казни, 21 января, служили похоронную мессу), внук арендатора Либерман. И каждый любил ее по-своему: кто-то нежно и заботливо, кто-то бурно и страстно. Как призналась ее дочь: " Полюбившие Татьяну были околдованы ею навечно".



Не знаю, ощутите ли вы это обаяние, читая книгу Франсин, но прочесть ее стоит. Она легко написана и местами воспринимается как увлекательный, немного дамский роман.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх